Сама пшенную кашу ела, а дочери говорила, что курицу жареную доедаю и соком запиваю

Мои знакомые судачат о том, что по закону я вправе требовать с дочери денег, вплоть до того, чтобы по суду алименты получить. Я же не могу себе представить, что наши отношения дойдут до тяжбы.

Вообще, я растила её не жадной, мы вместе делили «вкусняшку», если та изредка появлялась у нас дома. А когда моя Анютка начала зарабатывать, то часть денег отдавала мне.

Это вроде гостинцев от неё было, каждая денежка сопровождалась пожеланием «купи себе обновку».

Я тогда не брала, благодарила и отдавала денежки обратно – мне ещё хватало, так как сама работала, не голодала, одеваться было на что. А вот с выходом на пенсию испытала трудности.

Причём, на заслуженный отдых я отправилась не сразу, а параллельно с пенсией ещё работала в течение пяти лет. В этом случае доходов мне худо-бедно хватало. А потом работодатель попросил освободить место для сотрудника помоложе, и я осталась на копеечной пенсии размером одиннадцать тысяч рублей. Больше трети уходило на оплату счетов, в зимний период вообще половина всех моих денег.

Питаться я стала кашками на воде, да супчиками на скудном не мясном бульоне. Даже молоко получалось купить себе не каждый день.

О таблетках, которые в моём возрасте уже жизненно необходимы, я и думать перестала – ну не на что их купить, когда еле на хлеб денег хватает. Врач делает назначения, а я все рецепты в шкатулку молча складываю.

Аня моя уже со своей семьёй, в столицу переехали. Кредиты у них, но и недвижимость появилась, автомобиль свой, даже за границу иногда выбираются. Смотрю на фото – счастливые!

Конечно, звонит, узнаёт как дела, чем питаюсь, как себя чувствую.

А я рассказываю, что вот курочку себе запекла, сок яблочный вкусный купила. Сама и не помню, каково это на вкус, сочиняю.

Главное, ведь ей ничего не стоит всё сопоставить – размер моей скудной пенсии дочери известен, сколько стоят продукты она тоже в курсе.

В конце концов я не сдержалась, сказала как есть, что на жизнь мне не хватает, попросила выручить, перевести денежек – хоть заготовок себе на зиму бы сделала, а то совсем голодно.

Ребёнок мой тут же пообещал, что поможет и к вечеру я обнаружила «щедрый» перевод в размере пятисот рублей.

Она ещё следом перезвонила – узнать точно ли такие богатства дошли. Мне эту подачку захотелось тут же вернуть, вот только я в переводах денежных ничего не смыслю, а как в таком случае быть гордой? Сказала, что получила, «спасибо» выдала и повесила трубку, рыдать принялась.

Вот в столице на 500 рублей в магазин сходишь? Смешно даже, а она мне эти капиталы на запасы для зимы выслала, да ещё чтобы тапочки на сдачу купила.

Конечно, просить я больше не буду. Если бы она сама захотела – и так бы помогла.

Самое грустное, что сочиняла я про курицу, чтобы дочь родную не тревожить, а ей и удобно это оказалось, как бы в неведении жить.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ И ЧИТАЙТЕ ПЕРВЫМИ НАШИ ВКУСНЫЕ И ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ В Pinterest
Добавить комментарий