Малыш остро пах лекарствами и чем-то чужим. Чужим ребёнком

Она быстро стала снимать пленки с младенца.

Пальцы ее ели слушались. Пеленку она снимала целую вечность. Но постепенно слой за слоем снимался и вот наконец показалось маленькое тельце с крошечными ручками и ножками.

Пупок был намазан зеленкой. Ноготки не больше, чем головка булавки. На ручках и на ножках было по 10 пальчиков. Огромный подгузник делал попу непропорционально большой. Она его тоже сняла.

Мальчик.

Ребенок спал, и она аккуратно провела своими невероятно большими пальцами по крошечному животику, груди, ножкам и ручкам. А затем погладила пушок на голове. Она вспомнила, что говорят о запахе младенцев, поэтому наклонилась и понюхала макушку.

У малыша был запах лекарств и чего-то чужого. Он пах чужим ребенком.

Внезапно комната стала казаться ей очень большой и в то же время необычайно маленькой. Ей было неприятно находится здесь.

«Мы тут вдвоем, — исправила себя Светлана, — нас двое».

Она так долго мечтала об этом моменте, представляя его себе. Очередь на усыновление ребенка была невероятно длинной. Света понимала какие должна в это мгновение была испытать эмоции – счастье, радость, нежность. И главную – любовь.

Однако в реальном мире она испытывала разочарование, страх, одиночество. Но больше всего тревогу. Ей казалось, что это чувство заполнило собой всю комнату и пытается прорваться через дверь, чтобы заполнить собой всю больницу.

Так прошло пару часов. Пришла медсестра и принесла бутылочку с молоком. Света автоматически взяла малыша на руки, чтобы покормить. Ребенок начал шевелиться, приоткрыл пухленькие губы и тихонько пискнул. Практически беззвучно, но в Светиной голове будто взорвалась бомба.

В ту же секунд из глаз полились слезы. Это были слезы неоправданных ожиданий и несбывшихся надежд. Слезы неудачных попыток, стыда и чувства неполноценности.

На некоторое время внутри все заполнила пустота, которой никогда не было до этого. Пустота принесла долгожданный покой. Допив свое молоко, малыш снова уснул. Он спал на Светиных руках, рядышком с сердцем. Кожа, где касалась щека малыша, стала теплой. И это тепло стало постепенно растекаться по всему телу, проникая в самые потаенные места, растапливая льдинки боли, пока не заполнило девушку до самых кончиков пальцев. Света взглянула мокрыми глазами на малыша и поняла, что больше нет чужого ребенка.

На руках, смешно морща свой носик, спал ее долгожданный сыночек.

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ И ЧИТАЙТЕ ПЕРВЫМИ НАШИ ВКУСНЫЕ И ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ В Pinterest
Добавить комментарий