«Вот молодежь пошла», – сказала попутчица после того, как я не уступил ей нижнюю полку. Мне тогда было 40

Эта история произошла около трех лет назад. Тогда уже вовсю практиковался принцип, по которому нижнее место стоит дороже верхнего. Я ехал в очередную командировку, уютно расположившись на нижней небоковой полке плацкартного вагона. Сейчас уже не вспомню, почему тогда мне в моей фирме взяли именно плацкарт, хотя обычно я ездил в купе. Может, не было хороших мест?

У меня была розетка под столиком, ноутбук, в котором я что-то делал, и чай в стакане. Поездка была долгой – часть дня и ночь, и я собирался хорошенько провести время наедине с собой – доделать дела, посмотреть кино и выспаться.

Однако жизнь внесла коррективы. Довольно быстро в моем купе организовалась женщина начального пенсионного возраста. Она спросила, не хочу ли я с ней поменяться местами, причем именно в такой формулировке. Я честно ответил, что нет. Она тут же нашла себе поддержку в виде ровесницы с боковой полки, и они стали обсуждать меня, что «вот молодежь пошла», притом, что мне было тогда 40.

«Угораздило меня взять верх»

Со мной женщина не разговаривала принципиально. Когда ей нужен был стол, она просила подвинуться пассажира с места напротив меня. На мою полку не садилась. Стелила свое верхнее место долго и тщательно, засыпав мне бельевой пылью весь ноутбук. Потом так же долго и крехтя залезала, обсуждая с окружающими, что будет, если она грохнется:

«В молодости часто ездила, а вот сейчас угораздило меня взять верх. Ну ничего, как-нибудь».

Удивительное я тогда испытал чувство. Первый раз меня попросили уступить, я отказал, но потом всю дорогу меня мучила совесть. Хотя казалось бы – что такого, человек купил верх, должен нести ответственность, это не какая-нибудь 90-летняя бабушка, да и ехала она, судя по разговору, не на похороны, а просто в гости.

В общем, не получилось у меня хорошенько отдохнуть в той поездке.

Заложенная в детстве программа

Спустя какое-то время я рассказал об этой истории психологу – женщина ехала со мной уже в другом поезде, и мы разговорились.

По ее словам, причина такой моей реакции – из детского школьно-родительского воспитания. Нас программируют, что уступать женщинам, а тем более пожилым – это правильно. И даже когда все возможные логические аргументы указывают на то, что это не так, в подсознании всплывает заложенное с детства правило.

Возвращаясь к той поездке, скажу, что испытал я удивительно противное чувство. Понимать, что ты прав, но чувствовать себя неловко.

Своим детям я теперь на всякий случай объясняю, что уступать место в транспорте надо, руководствуясь здравым смыслом. В набитом людьми вагоне метро, куда зашла бабушка, которая еле стоит, – нужно. А в транспорте с билетами по местам, когда внаглую просят – нет. Но если в поезд зайдет 90-летний дедушка и скажет: «Милок, срочно нужно было ехать, мест не было, а у меня там родственник помер», да еще и добавит, что, мол, разницу оплачу, то такому обязательно надо уступить и денег ни в коем случае не брать.

В общем, ситуации бывают разные. И калечить психику детей не нужно, чтобы потом во взрослом возрасте они не мучились. Я не прав?

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ И ЧИТАЙТЕ ПЕРВЫМИ НАШИ ВКУСНЫЕ И ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ В Pinterest
Добавить комментарий