Дочь вырастил, и теперь ее судьба не волнует

– Дочка встречалась с отцом на прошлой неделе, — рассказывает пятидесятилетняя Алла Юрьевна. – Вдруг появился на горизонте, позвонил, надо встретиться, говорит. Я так и знала, что не к добру все это! Так и оказалось. Сообщил дочери, что квартиру осенью будет продавать, представляешь? Рита его спросила – а мы, мол, с мамой куда? А он – не знаю, это ваше дело. Говорит, я тебя вырастил, на ноги поставил, теперь никому ничем не обязан… Нет, ну каково! Вырастил до двадцати лет, а дальше – да хоть на вокзал иди ребенок. Не его проблемы!

Screenshot_49

Маргарите, дочери Аллы Юрьевны, двадцать лет, она студентка, перешла на третий курс, учится на дневном. Живут вдвоем. Отец Риты ушел из семьи, когда девочке было шесть.

– Завел себе фею! – объясняет Алла Юрьевна. – Я такого терпеть не стала, конечно. Как только узнала, собрала ему чемодан!

Алла Юрьевна с дочкой остались в квартире, которая принадлежала мужу, теперь уже бывшему. На птичьих правах, но выбора особо не было. Своей недвижимости у Аллы нет и не было. Бывший муж с тем самым демонстративно собранным чемоданом перебрался к той самой фее, на которой вскоре и женился, оформив развод.

– Мужем был ужасным, да и отцом оказался отвратительным! – со вздохом поясняет Алла Юрьевна. – До развода дочь любил, общался, занимался, а потом – как отрезало. Алименты платил копеечные, просто вот смешные деньги давал, даже стыдно сказать, сколько, да и их норовил уменьшить. Ни одного подарка дочери не сделал за все годы, так, чтобы с гордостью сказать, как другие дети, что вот, мол, мне папа подарил…

– Ну, может, общался, звонил, погулять брал?

– Не-а! Общаться тоже не стремился. Ни в отпуск не свозил, ни даже погулять не сводил. Так, маячил на горизонте, изредка звонил, ни разу не появился вживую, дочь его уже и забыла. На встречу позвал – так Рита боялась даже, что не узнает папашу, вот так. Не отец, а одно название!

Конечно, Алле Юрьевне хотелось более активного участия отца Маргариты в их судьбе. Жили они скромно. Вскоре после развода родителей дочка пошла в школу, и Алле Юрьевне, как всем матерям первоклассников, пришлось балансировать: искать работу поближе к дому, как-то решать проблемы с кружками, с больничными, с уроками, с каникулами – да со всем подряд.

Отец Маргариты участвовать в этой канители не хотел. Через несколько лет после развода у него родился сын, и дочь окончательно, по словам Аллы Юрьевны, перестала его интересовать.

Перед этим последний раз звонил дочери на восемнадцатилетие. Поздравил на словах и сообщил, что его обязательства перед ней закончились, алиментов больше не будет.

– Да мы сильно не расстроились! – говорит Алла Юрьевна. – Там такая сумма была, что ее даже в нашем скромном бюджете только с лупой разглядишь. Обошлись и без его подачек… Дочь поступила в институт на бюджет, я работаю. Зарплата небольшая, конечно, я не то чтобы суперспец, за которым гоняются компании. Но на еду и необходимое нам двоим хватает…

А теперь вот новый удар – папаша предложил дочери выметаться из квартиры. Куда она пойдет, студентка очного отделения, как и где будет жить – его не волнует, по его же собственным словам. Взрослая уже…

Как считаете, отец Маргариты – молодец, все-таки целых четырнадцать лет мать с дочерью жили и не тужили, и хоть алименты небольшие и походов в зоопарк у ребенка не было, зато имелась крыша над головой, а это куда важнее?

И ничего ужасного не происходит, в конце концов, мужчина выгоняет не шестилетнего ребенка, а двадцатилетнего, а это уже большая разница…

Или папаша в корне неправ? Что в шесть лет, что в двадцать – это его дочь, и гнать ее на улицу подло и некрасиво. Ну куда она пойдет, студентка-третьекурсница?

Неужели это нормально, что после восемнадцати лет судьба дочери не волнует? Или у «нормальных» отцов так не должно быть?

Что думаете?

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ И ЧИТАЙТЕ ПЕРВЫМИ НАШИ ВКУСНЫЕ И ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ В Pinterest
Добавить комментарий