Что стало с мальчиком, которого силой превратили в девочку

Нынче попалась мне статья про американскую бабушку. У бабушки беда: её десятилетний внук Джек решил, что он вообще-то внучка Жаклин. Ну как решил… Ему это мама внушает. И даже кормит гормонами. Пока не в полную силу, ждёт наступления полового созревания, а там планирует вовсю начать превращать сына в дочь.

Screenshot_28

Сам Джек, что интересно, внятно объяснить не может, с чего это он девчонка. Скорее, воспринимает происходящее как игру. Мама, кстати, дама непростая. Она забеременела, родила сына, а потом переметнулась в стан лесбиянок. Встретила девушку, вступила с ней в брак, после чего девушка начала планомерно превращаться в мужчину (гормоны, операции) и теперь вот Джек-Жаклин живёт с мамой и её мужем, который когда-то был женщиной, и их стараниями носит девчачьи наряды, причёски и вот-вот обзаведётся женскими половыми признаками. Короче, бабушка считает, что тут всё нечисто, но со всех сторон ей кричат: «Уйди, человек имеет право на самоопределение!».

В этой связи вспомнила я о другой истории. Назидательной, думается, и поучительной. Особенно в свете последних голливудских тенденций, когда известные актрисы не то чтобы спокойно относятся к тому, что дети (!) меняют пол, а прямо-таки провоцируют наследников на это.

Примеров масса, интернет ими пестрит, но я не об этом. Итак, история Брюса/Бренда/Дэвида Реймера (это всё один человек).

Летом 1965 года в канадской семье Реймеров появились близнецы Брюс и Брайан. Парнишки были детьми желанными и долгожданными, мама и папа с ними с удовольствием нянчились. К восьми месяцам у Брюса обнаружились кое-какие физиологические проблемы, поэтому ему назначили операцию по обрезанию крайней плоти. Увы, операция прошла неудачно, половой член мальчика повредили так сильно, что восстановить его возможности не было. Родители были, конечно в шоке, кинулись искать информацию и врачей. Напомню, это шестидесятые, никакого интернета в помине нет, только газеты, журналы и сарафанное радио.

И тут, как на счастье, попадается на их пути психолог Джон Мани. Джон изучал сексуальную идентичность и выдвинул революционную идею, что все дети при рождении гендерно нейтральны, а понимание собственного пола и сексуальные предпочтения у них формируются в дошкольном возрасте.

А ещё Джон уверял, что если ребёнку изменить пол хирургически в раннем возрасте и растить его уже в соответствии с представлениями о его новом поле, то вырастет он совершенно нормальным человеком, но уже другого пола, полученного после операции. За это и уцепились Реймеры.

Брюсу сделали все необходимые операции, удалили половые железы и остатки пениса и стали растить как девочку, переименовав его в Бренду. Секрет появления Бренды в семье строго хранился, так что малышка с детства видела себя девочкой. Но вот проблема:

она себя девочкой не ощущала. Бренда была сущим сорванцом, любила мальчишеские игрушки, предпочитала пацанскую одежду, игнорировала девчачьи компании и даже в туалет ходила стоя.
Да и черты лица были у неё немного мужеподобными, а тело с возрастом всё больше становилось похожим на мужское.

Сверстники девчонку дразнили, обзывая «гориллой», она переживала и впадала в депрессии, пытаясь осознать свою сущность. Когда Бренда достигла подросткового возраста, ей нужно было пройти через финальную операцию по формированию вагины. Но она отказалась. После этого родители всё-таки открыли ей секрет, который они столько лет хранили, объяснили, почему она так похожа на парня и что ей принесёт новая операция.

От этих новостей у девушки случился

экзистенциальный кризис, который завершился тремя последовательными попытками самоубийства.
После третьей Бренда впала в кому. К счастью, её всё-таки спасли. Выйдя из клиники, Бренда снова стала принимать гормоны, теперь уже для превращения обратно в мужчину. Врачи хирургически восстановили половые органы. Новый человек взял имя Дэвид, начал нормальную (если тут вообще это слово уместно) жизнь мужчины, женился и усыновил троих детей.

В новом образе Дэвид тоже не нашёл покоя.

Все перемены, в том числе психологические, а также гигантские дозы гормонов не давали ему возможности радоваться жизни.
Через несколько лет погиб его брат, и в 38 лет Дэвид, впавший в очередную затяжную депрессию, застрелился.

Никаких выводов делать не буду. Но, может, природа всё-таки знает чуть-чуть больше, чем мы?

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ И ЧИТАЙТЕ ПЕРВЫМИ НАШИ ВКУСНЫЕ И ИНТЕРЕСНЫЕ ПОСТЫ В Pinterest
Добавить комментарий